Нефтегазовые компании идут ко дну

30.03.2020
Топливная промышленность
Нефтегазовые компании идут ко дну

В прошлом году энергетическую отрасль потрясло рекордное число банкротств, которые не пощадили даже крупные нефтяные компании. По данным Hayes and Boone’s, в прошлом году на банкротство подали в общей сложности 50 энергетических компаний, из них 33 производителя нефти и газа, 15 нефтесервисных компаний.

Между тем, Chevron, Schlumberger и Royal Dutch Shell объявили о падении стоимости активов на несколько миллиардов долларов, отметив неблагоприятный макроэкономический прогноз. И эта ситуация будет длиться еще долго, поскольку возникают опасения, что удар придется на обремененные долгами нефтесервисные компании. Североамериканские нефтесервисные и буровые компании несут бремя долга в $32 миллиарда, выплачивать который придется до 2024 года. Пугающая перспектива, учитывая, что цены на нефть упали до 20-летних минимумов.

Перспективы особенно мрачны для компаний, остро нуждающихся во вливании капитала, и компаний со слабым кредитным рейтингом, поскольку буровые работы сокращаются на фоне падения цен на нефть, роста заболевших COVID-19 и ценовой войны в Саудовской Аравии и России, которая грозит затопить мировые рынки еще большим объемом добычи нефти.

Плохое состояние нефтесервисных компаний явно отражается на VanEck Vectors Oil Services ETF, который упал на 72% с начала года, значительно ниже чем 30%-е падение S&P 500.

У нефтедобывающих и буровых компаний одни из самых высоких рисков, на компании с "мусорным" рейтингом приходится 65% от суммы долга в $32 миллиарда. Из этих компаний долг Transocean составляет $4,3 миллиарда, долг Valaris — $1,8 миллиарда, Nabors Industries — $1,4 миллиарда, а Superior Energy Services — $1,3 миллиарда, срок погашения которого наступит в течение следующих двух лет согласно Moody`s.

По словам старшего аналитика Moody`s Шридхара Кона, "быстрое распространение коронавируса, ухудшение перспектив мировой экономики, падение цен на нефть и снижение цен на активы создают серьезный кредитный шок во всем мире, во множестве секторов, регионов и рынков".

Крупнейшие инвестиционные компании сектора, Schlumberger, Halliburton, Baker Hughes и National Oilwell Varco, имеют больше шансов выдержать шторм. Они предлагают и другие услуги, которые компенсируют снижение объемов бурения.

В целом инвесторы пока не стремятся в энергетический сектор, облигации энергетических компаний которого хорошо представлены на американском рынке "мусорных" облигаций объемом $1,5 триллиона. На прошлой неделе рынок ожидал дефолтов по энергетическим облигациям на уровне 14,08%, вдвое выше средней ставки дефолта в 7,66%.

А на фоне дефолтов на горизонте маячит призрак еще большего количества банкротств.

Когда цены на нефть начали падать, североамериканские производители объявили о банкротстве на общую сумму $121,7 миллиарда с 2016 года. По данным Moody`s, номинальный долг нефтегазовой отрасли США составляет $86 миллиардов в течение следующих 4 лет, один из самых высоких показателей для любого сектора. На фоне падения цен на нефть этим компаниям особенно трудно выполнять долговые обязательства.

Крамер прогнозирует новую волну банкротств, которые могут поразить отрасль. Согласно прогнозу ученого 9-10 нефтегазовых компаний из 35 предприятий потерпят крах при низких ценах на энергоносители.

К сожалению, сложившаяся ситуация выглядит ненадежной: ни Саудовская Аравия, ни Россия не готовы уступить первыми в продолжающейся ценовой войне.

Учитывая, что саудиты контролируют рынок и наводняют его нефтью, переизбыток нефти может достигнуть ошеломляющего 1 миллиарда баррелей за несколько месяцев. Нефть за $10 за баррель внезапно становится вполне возможным итогом развития событий. Несмотря на то что американское правительство планирует закупить в общей сложности 77 миллионов баррелей нефти для стратегических запасов, это возможно только с ограничением в 2 миллиона баррелей в день, в результате чего останется огромное превышение почти в 20 миллионов баррелей в день, учитывая, что коронавирус продолжает сокрушать мировой спрос.

Однако прогнозы в отношении отрицательных цен на нефть преувеличены. Обычно покупки становятся возможны всякий раз, когда запасы расходуются так же плохо, как сейчас. Но на фоне низкого спроса, пандемии и ценовой войны глупо пытаться достичь дна на этом энергетическом рынке.

Источник